Началом должны быть сдвиги в мышлении людей, в общественном сознании. Таков единственно возможный путь. Альтернативой ему является либо загнивание, либо разрушительный взрыв, катаклизм, наподобие революции года. Катаклизм наверняка принесет с собой неисчислимые жертвы, а поможет ли он построить лучшее общество, весьма сомнительно. Скорее всего, он снова отбросит нас назад. Чаще всего оба этих вида деятельности рассматриваются не как цель в себе, а как средство для достижения другой цели, например, личного обогащения или роста всеобщего благосостояния. Но не менее важно, что и борьба за власть, и борьба за идеи являются формами самовыражения и самоутверждения. Борьба за власть — гораздо более древняя, дочеловеческая, форма самоутверждения. Борьба за идеи — специфически человеческое явление, это утверждение своей личности на социальном уровне.

Инерция страха. Социализм и тоталитаризм

Размер шрифта Семь лет спустя Каждый раз, когда я берусь писать об общественных проблемах в нашей стране, я сталкиваюсь со следующим противоречием. С одной стороны, я — убежденный эволюционист и реформист, еще точнее хотя это слово у нас мало принято — градуалист, сторонник постепенных преобразований, проводимых параллельно с эволюцией общественного сознания.

В этих воззрениях я не одинок: Хотя и говорят, что история учит только тому, что она никого ничему не учит, это, к счастью, не совсем так.

Скачать книгу Валентин Турчин «Инерция страха. Социализм и тоталитаризм» в формате fb2 бесплатно и без регистрации, а также другие книги.

Нам очень важна наметившаяся пунктиром функция журнала - демонстрировать читателю, предъявлять значительные фигуры наших современников. Для плавности перехода вступительную заметку о Турчине физике и математике, получившем мировую известность благодаря работам по кибернетике и теории программирования я начну с необыкновенно популярной в х годах книжки-сборника юмористических эссе, карикатур, шутливых научных статей, анекдотов, так или иначе относящихся к физике и физикам. Турчин , но общая редакция была за Турчиным.

Новые, жесткие, опасные маркеры-мимы были много прочней легких и смешных прежних. Итак, в конце х - середине х годов. Турчин стал одной из ключевых фигур оппозиции. Излишне говорить, какого мужества требовала в то время такая деятельность. Что же им двигало, заставляя идти на радикальные, весьма рискованные шаги? Как можно судить по написанным в это время текстам, одной из главных причин было серьезное отношение к выводам, сделанным на основе собственного научного анализа ситуации в стране.

Анализ же был, в свою очередь, связан с развитием научных идей Турчина, касающихся эволюции. К тому же году!

Политика В данной работе В. Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг. Основное внимание уделяется системным аспектам: Автор удивительно тонко и точно описывает разницу между оригинальными идеями социализма и их конкретной реализацией, а также объясняет, на каких принципах, по его мнению, может быть построен социализм, ориентированный на свою оригинальную идею - творческую интеграцию разных людей. В заключительной части книга производится анализ текущей идеологии стран Запада и его недостатков на основе произведений Маркузе и Тоффлера.

Книга как философское и научное произведение актуальна и по сей день.

Любое расширение и генерация требуют преодоления инерции. Инерция выражается у людей в лени и в страхе. Именно эти 2 вещи мешают.

Как страничка в своем букваре. Но это не весь ответ. В 46 лет пересаживаться на чужую почву — это значит никогда на ней полностью не прижиться. Об этом нет и речи. Он как бы связующее звено между двумя странами, которое полностью не принадлежит ни одной из них. Не слишком приятная ситуация. Правда, она имеет и свои плюсы: Но все-таки, если бы можно было этого избежать — я оттягивал эмиграцию до самого последнего момента, до того, как тюрьма стала неизбежной — я бы ни за что не уехал.

Это вопрос выбора между либеральной и религиозной концепцией.

Турчин Валентин - Инерция страха. Социализм и тоталитаризм

Турчин погружен в кибернетику; она для него венец творения. Он все меряет с позиций кибернетики и возвеличивает человека, но не его дух, а, пожалуй, его ум. В Средние века какой-нибудь неизвестный монах, прежде чем изобразить божественную картину, написать икону, молился, постился, относился к своей миссии как к какому-то великому подвигу. Наконец, писал картину и даже не подписывал ее своей рукой, своим именем. Таков был подход к духовному.

Книга «Инерция страха. Социализм и тоталитаризм» автора Турчин Валентин Фёдорович оценена посетителями КнигоГид, и её читательский рейтинг.

Эти выводы ни на чем не основаны. Напротив, все говорит о тенденции к увековечиванию тоталитарных порядков. Уровень насилия падает по мере того, как общество привыкает к этим порядкам, смиряется с ними. Можно говорить также о смягчении сталинского режима к году по сравнению с м. Но все это является лишь следствием и свидетельством стабилизации тоталитаризма, Основные принципы, на которых зиждется новый строй, не меняются ни на йоту: И те же тюрьмы для непокорных, разве что нет расстрелов. Впрочем, Юрий Галансков фактически убит в тюрьме.

Валентин Турчин – Инерция страха. Социализм и тоталитаризм

Железный наш кулак сметает все преграды. Стругацкий3 Другой характерной чертой перехода тоталитарного общества в стационарный режим является перенос центра тяжести пропаганды с поклонения конкретным людям — героям, полубогам, которым мы обязаны нашей счастливой жизнью, на поклонение более абстрактным, но зато непрерывно воспроизводящимся понятиям: Один американский журналист спросил меня как-то: Кем их учат восхищаться в школе и кем они на самом деле восхищаются?

Инерция страха необычайно велика. Пушкин рассказывал друзьям: « Говорил с и государем, а страх по жилочкам так и забегал». У Некрасова есть.

Будьте спокойны Есть несколько характерных отличий нашей эпохи от сталинской, которые свидетельствуют о переходе тоталитарного общества в стационарную фазу. Первое и самое важное из них таково. Во времена Сталина ни один человек не был уверен в своем завтрашнем дне: Теперь же вы можете быть совершенно спокойны: Это сравнение, разумеется, целиком в пользу нынешнего режима. Нельзя признать совершенным строй, который уничтожает своих сторонников.

Сталинская мясорубка была нужна, чтобы внушить человеку Великий Ужас перед государством, чтобы перевоспитать его в новом, тоталитарном духе.

Самый Свежачок! Книжные поступления за сегодня

Инерция страха и попытки прорыва: В статье показывается, как театральная интеллигенция предпринимает попытки переосмыслить идеологические функции литературы и переопределить векторы развития советской драматургии того времени. Однако в ситуации продолжающихся публичных кампаний травли и преследования инакомыслия сообщество свободомыслящих литераторов оказалось неспособно противостоять бюрократии, интеллектуальной инерции и наследию репрессий.

. , , , , .

Читать онлайн Инерция страха. Социализм и тоталитаризм автора Турчин Валентин Фёдорович - RuLit - Страница

Вероятно, никогда в истории человечества не было такого постоянного, повсеместного и всем обществом принятого несоответствия между словами и действительностью, как в нашей стране в течение последних ти лет. Когда человек начинает о белом говорить, что оно — белое, а о черном — черное, его за это наказывают, и он попадает в отщепенцы, диссиденты.

Я хочу перечислить важнейшие из этих идей: Однако в некотором отношении нынешний вариант существенно отличается от первоначального, что объясняется наличием между ними семилетнего интервала. Даниэля прозвучали имена А. Можно было надеяться, что в стране имеется какое-то социально значимое меньшинство, готовое активно добиваться осуществления демократических перемен.

Свою задачу я, как и многие самиздатовские авторы того времени, видел прежде всего в том, чтобы наметить идейную основу для выявления и объединения усилий этих людей. Действуя с позиций градуализма, я сделал кое-какие терминологические уступки, подчеркнул точки пересечения своей системы взглядов с официальной советской идеологией и исключил из рассмотрения многие важные аспекты, по которым имеет место расхождение.

Я считал, что остальное должно быть понятно по умолчанию, если есть желание понять.

Инерция страха социализм и тоталитаризм

В 33 года он уже был известным физиком-теоретиком с большими перспективами. Известен широкому кругу отечественных и зарубежных читателей рядом своих книг, учебников и сборников: Обыск и допросы к тому времени он уже прошел. Турчин и не был формально членом Хельсинкской группы, но готовил материалы для нее и участвовал в пресс-конференции Хельсинкской группы в качестве представителя Международной амнистии.

Публикации Физики продолжают шутить.

ВАЛЕНТИН ТУРЧИН. ИНЕРЦИЯ страха. СОЦИАЛИЗМ И ТОТАЛИТАРИЗМ. Издание второе. ИЗДАТЕЛЬСТВО"ХРОНИКА”. НЬЮ ЙОРК,

Инерция страха и попытки прорыва: Второй съезд советских писателей Просмотров: : В статье показывается, как театральная интеллигенция предпринимает попытки переосмыслить идеологические функции литературы и переопределить векторы развития советской драматургии того времени. Однако в ситуации продолжающихся публичных кампаний травли и преследования инакомыслия сообщество свободомыслящих литераторов оказалось неспособно противостоять бюрократии, интеллектуальной инерции и наследию репрессий.

. , , , , .

«Инерция страха» В.Турчина

Социализм и тоталитаризм Турчин Валентин Фёдорович Инерция страха Оба условия постепенной демократизации, давление снизу и способность к реформам наверху, не выполняются у нас, в сущности, из-за страха, а точнее, из-за инерции страха, вошедшего в нашу жизнь при Сталине. Страх, который парализует общество это страх сталинских жертв, страх, испытываемый властью, — страх самого Сталина. Пришедший к власти в результате невиданного в истории террора, Сталин подозревал каждого в тайном вынашивании планов возмездия, в каждом видел скрытого врага.

Очевидно, этот элемент и до сих пор сохраняется в высшем руководстве. Жестокие и бессмысленные репрессии против инакомыслящих которые вовсе не стремятся к вытаскиванию руководителей из их кресел свидетельствуют о наличии этого элемента и в то же время регенерируют, подкрепляют его.

Валентин Фёдорович Турчин (14 февраля , г. Подольск, Московская область — 7 Кибернетический подход к эволюции», «Инерция страха.

Но мне показалось целесообразным не просто наблюдать за окружающим миром, а сравнивать этот мир с тем, в котором живем мы в России. И поэтому первое впечатление — не об американцах, а о нас самих. Тех, кто живет в России. И взглянуть на нас я предлагаю с помощью Андрея Дмитриевича Сахарова. Для тех немногих, которые не подчиняются господствующему соглашательству, государство по-прежнему применяет репрессии. Сейчас уже кажется немыслимым, что в те годы, прозванные годами застоя, человек, пусть даже один, мог написать такое, мог подумать такое.

Нынешние годы называют годами становления демократии в России, строительством правового государства, укреплением вертикали власти и т. Сейчас многие и пишут, и думают так же, как в свое время Андрей Дмитриевич. Но вот какая штука получается. И через двадцать лет не исчезла атмосфера внутреннего и внешнего подчинения господствующему соглашательству. И через двадцать лет продолжаются репрессии, в том числе судебные.

Инерция страха: Социализм и тоталитаризм

Семь лет спустя Каждый раз, когда я берусь писать об общественных проблемах в нашей стране, я сталкиваюсь со следующим противоречием. С одной стороны, я — убежденный эволюционист и реформист, еще точнее хотя это слово у нас мало принято — градуалист, сторонник постепенных преобразований, проводимых параллельно с эволюцией общественного сознания. В этих воззрениях я не одинок:

Название: Инерция страха. Автор: Турчин В. Аннотация: Каждый раз, когда я берусь писать об общественных проблемах в нашей.

В комментариях замелькали знакомые слова: Даже при Сталине какого-нибудь наркома сначала снимали с должности, исключали из ЦК, а потом уже увозили на Лубянку. Улюкаева же предварительно от должности не отстраняли — Владимир Путин сделал это на следующий день, 15 ноября. Важна и личность Улюкаева: Работал неплохо, отвечая, в частности, за адаптацию российской экономики к санкциям. Находясь в целом в пределах линии партии сейчас злые языки припоминают ему одобрение аннексии Крыма , Улюкаев был открытым оппонентом силовиков, определенно и настойчиво повторяя: И еще пишет стихи, как Николай Иванович Бухарин, другая символическая фигура го.

Так что, поздравим друг друга с новым тысяча девятьсот тридцать седьмым годом? Это катастрофа, накрывшая страну и унесшая, по общему мнению, миллионы или даже десятки миллионов жизней. Рациональное истолкование здесь кажется невозможным — настолько очевидна чудовищная бессмысленность события.

Overcoming inertia: how small changes can have big impact